Вторник
31.03.2020
23:30
Приветствую Вас Гость
RSS

 

Официальный сайт

    Геннадия Вячеславовича Старых

Главная Регистрация Вход
Данков в годы Великой Отечественной войны »
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Погода

Данковский щебеночный завод в годы войны

Объявление войны стало часто повторяться словами из песни: "...22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началась война". Германский фашизм решил насильственным путем перекроить карту Европы, открыто претендуя на мировое господство. Кончилось мирное время. 

Алексей Мареевич Гриднев вспоминает воскресенье 22 июня 1941 г. В 16 часов у конторы щебеночного завода собрался народ на митинг. Выступали начальник завода А. И. Штильман, первый секретарь райкома ВКП(б) Н. А. Храмов и многие рабочие.

Все с большим возмущением говорили о вероломном нападении фашистской Германии, высказывалась мысль, что война продлится недолго — 3—4 месяца, победа будет быстрой. Но предсказания не оправдывались.

Несмотря на патриотические речи, люди стояли в полном безмолвии, с грустными лицами. Ведь уже завтра, 23 июня, жены и дети, братья и сестры проводят своих мужей, отцов, братьев на большую войну, и многие — навсегда.

Приказом № 21 от 23 июня 1941 г. с завода увольняются в связи с призывом в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию мастера горного цеха Декин и Балденков, шоферы М. Е. Мартынычев, Андрей и Михаил Коленкины, мастер вскрышных работ В. А. Фетисов, начальник стройцеха В. Л. Киреев, завгар Шашков, рабочие Д. Данилов, М. Н. Воинов, Д. Н. Шебанов, И. В. Панов, машинист экскаватора Воронков и многие другие.

Начались большие перестановки кадров, совмещения профессий. Работать за ушедших на фронт, в основном, становились женщины.

Усиливается охрана складов взрывчатых веществ и других объектов завода, а завхозу П. С. Полукарову приказано выделять двух лошадей для охранников складов ВВ с 18 до 6 часов утра.

24 сентября 1941 г. со Спецконторы НКПС пришел приказ о перемещении завода на восток, и началась подготовка к отправке оборудования и материалов.

Но карьер продолжал работать. С каждым днем обстановка усложнялась. С 24 октября по 1 ноября были отправлены на войну 25 человек, уволены с завода 150 человек, переведены на казарменное положение 12 человек, которые будут зачислены в Данковский истребительный батальон. Многие женщины по повестке военкомата были мобилизованы на трудовой фронт, на строительство Данковского военного аэродрома, дотов, дзотов, противотанковых рвов, траншей ходов сообщения.

Данковский аэродром сыграет большую роль как прифронтовой, а затем и базовый. На нем размещался 778-й авиационный полк. Командиром полка был Герой Советского Союза полковник Воронков Михаил Михайлович. Щебзавод в последние дни работы поставлял щебень на строительство аэродрома и на баррикады в городе Данкове.

Для окончательной отгрузки оборудования на станцию Парма Пермской области приказом Спецконторы от 6 ноября комплектуется специальная группа во главе с техноруком И. К. Асеевым, в которую входили: главный механик И. Ф. Кузнецов, механик Н. С. Шишкин, шоферы Н. Н. Хомяков, К. А. Жариков, машинисты экскаваторов И. И. Воробьев, А. В. Лепихов и ряд других рабочих. Этой группе было поручено сопровождать грузы в пути, обеспечивать их сохранность и производить монтаж оборудования на новом месте.<С целью создания запасов взорванной горной массы для продолжения работ по сооружению объектов обороны и ремонта автодорог 14 ноября старшему взрывнику Д. Е. Деревнину было дано задание во всех 30 забоях пробурить шурфы из расчета расходования всех имеющихся взрывчатых материалов для их полного уничтожения. 18 ноября прогремели последние прощальные взрывы. Склад взрывчатых материалов был пуст.19 ноября ушла последняя партия оборудования. На этом работы на щебеночном заводе № 15 прекратились. Последний приказ № 142 от 19 ноября 1941 г. был о прекращении работ на Данковском щебеночном заводе.

Начальник щебзавода А. И. Штильман уходит добровольно на фронт. 19 же ноября технорук И. К. Асеев Спецконторой назначается начальником щебзавода № 15, который находится в пути на восток.Этим же днем в Данков вошли воинские части 3-й армии Юго-Западного фронта и разместились в общежитиях и цехах щебзавода и других предприятиях города. Население Данкова теперь увеличилось в несколько раз. На всю мощь круглосуточно заработали пекарня по улице Володарского и единственная в городе баня на берегу Дона (по улице Донской). Для обслуживания этих объектов посылались наряды солдат.

И, как всегда, бывает непредвиденное: из строя выходит насос, подающий воду в водонапорный бак; пекарня и, главное, баня - - остались без воды. Приказ начальнику водокачки Малахову Дмитрию Алексеевичу был отдан в строгой форме — срочно восстановить или быть наказанным по закону военного времени. Деталь для замены нашли на железнодорожной водокачке. Угроза наказания миновала, солдаты продолжали мыться перед отправкой на фронт под Елец, Ефремов, Куркино, Чернаву.

Тем временем фронт все ближе приближался к Данкову.На базе Данковской больницы, в помещении школы № I, в бывшем детском доме на улице Большой Садовой уже работали военные госпитали № 3012 и 1076.

С приходом воинских частей работы в госпиталях прибавилось, и с фронта постоянно поступали раненые. В каждый дом были расквартированы солдаты и офицеры не только в городе, но и во всех селах района.

Данковский укрепленный район

В августе 1941 г. в здании райисполкома (ул. Урицкого, дом 36) разместился штаб Данковского укрепленного района (укрепрайон). Начальником укрепрайона был подполковник П. К. Ломачинский, который подчинялся командованию Юго-Западного фронта, а с 18 декабря 1941 г. — вновь образованному Брянскому фронту.

В его обязанности входила координация всех мероприятий по обороне Данковского укрепрайона, а именно:

а) строительство оборонительных сооружений, окопов, траншей ходов сообщения, дотов, дзотов, противотанковых рвов на танкоопасных направлениях;

б) защита данковского неба от налетов немецких самолетов;

в) особо стояла охрана стратегически важных объектов — железнодорожногомоста через р. Дон, железнодорожной станции, аэродрома;

г) осуществлялся контроль:

- за работой ж.-д. станции по своевременной выгрузке воинских эшелонов;

- за расквартивованием и дислокацией воинских частей;

- за содержанием проезжей части полевых дорог стратегических направлений;

- за содержанием мостов и устройством объездных дорог через логи и овраги;

- за проводимой установкой щитов снегозадержания и очисткой дорог от снежных заносов;

- за жизнеобеспечением личного состава военного аэродрома, военных госпиталей;

- за нормальным функционированием пекарни, водокачки, бани и других объектов жизнеобеспечения войск;

- за работой комендатуры, за организацией народного ополчения, истребительных батальонов, партизанского отряда.

Приказ командира укрепрайона — закон для всех, от председателя колхоза до первого секретаря районного комитета партии.

С первых же дней штаб включился в большую работу. Были разработаны карты строительства оборонительных сооружений по всему укрепрайону. Основная деятельность развернулась по главному оборонительному рубежу, по левому берегу р. Дон, где, кроме всего трудоспособного населения, трудились и солдаты воинских частей, расквартированные во всех населенных пунктах района. Сооружались объекты и на правом берегу.

Строгий приказ был отдан по светомаскировке в вечернее и ночное время, все окна завешивались светонепроницаемым материалом. Большие работы были выполнены по цветомаскировке железно-дорожлого моста, он был окрашен в серый цвет, весь замаскирован цветомаскировочными сетками в зависимости от времени года. Зенитные установки были расставлены с таким расчетом, что заход самолета с любой стороны должен попасть под заградительный огонь.

Основными направлениями движения воинских частей со станции Данков к линии фронта были определены следующие: для освобождения территорий Ельца; Данков - Перехваль -Подлесное - Хрущеве - Телепнево; с целью разгрома немцев под Ефремовым (первый маршрут); Данков — Баловнево -- Теплое — Воскресенское (второй маршрут в тот же район); Данков - - Спешнево-Ивановское - - Ярославы - - Барятино; на Куликово поле; Данков -Малинки - - Политово - - Березовка - - Ивановка; на правое крыло Юго-Западного фронта; Данков -- Требунки — Бигильдино — Никольское — Долгое — Стрешнево — Полибино.

Дороги этих стратегических направлений (грунтовые и шоссейные, асфальтированных не было) поддерживались в проезжем состоянии, в основном — местным населением, по приказу начальника укрепрайона подполковника П. К. Ломачинского.Большое внимание уделялось проездам через овраги. На случай разрушения моста через овраг с воздуха строились объезды, что представляло большой объем ручных работ (в то время не было бульдозеров, экскаваторов).Несмотря на это, на этих пяти маршрутах не было такого оврага, где не был сооружен объезд. Для засыпки самых низких и заболоченных мест на лошадях подвозили камень, щебень, изыскивали его на месте или брали на щебеночном заводе № 15.

Эту работу выполняли люди, призванные на трудовой фронт.Объезды строились и потому, что мосты по своей ветхости не могли выдержать нагрузки танковых колонн.

Для поддержания дорог в проезжем состоянии в зимнее время велась подготовка к борьбе со снежными заносами. В Бигильдинском, Данковском, Подлесно-Хрущевском лесничествах изготовляли плетневые щиты для снегозадержания. Вручную насыпали снежные валы. Для расчистки же дорог от снега применяли самодельные прицепные тракторные снегопахи. Они представляли собой большой плуг, который раздвигал снег на обе стороны.

Персональная ответственность за комплектование истребительных батальонов была на первом секретаре райкома партии Н. А. Храмове.

Данковское народное ополчение

Выступая по радио 3 июля 1941 г., И. В. Сталин призвал оставшихся в тылу врага советских людей создавать партизанские отряды. При Ставке Верховного Главнокомандования был создан Центральный штаб партизанского движения, который руководил всем партизанским движением на оккупированной территории страны.

Райком партии совместно с военкоматом приступил к комплектованию двух истребительных батальонов. Руководители предприятий, колхозов, рабочие и служащие, находящиеся на брони от призыва на фронт, в начале октября были зачислены в истребительные батальоны, которые в случае оккупации Данкова должны были перейти на партизанский метод борьбы.

По окончании формирования батальонов началось их обучение, а с 1 ноября они были переведены на казарменное положение.Велось сооружение складов. В лесных зарослях выкапывались ямы, куда закладывались продукты питания, оружие и боеприпасы, взрывчатка и другое необходимое снаряжение, которые прикрывались землей, тщательно замаскировалось дерном, ветками.

Время от времени бойцы наведывались домой. Уже после разгрома немцев под Ефремовом казарменное положение было отменено, люди жили дома, регулярно посещая проводимые сборы. Население об этом почти не знало, так как эта работа проводилась в глубокой тайне. Бойцы истребительных батальонов были во всех селах района.

Командиром Северного взвода был председатель колхоза имени Фрунзе (с. Никольское) Василий Ильич Казанков. После войны он рассказывал, что склады взвода находились в Бигильдинском, Колодезном, Долговском лесах. Были и центральные склады батальонов, но место их расположения взводным командирам до определенного времени не сообщалось.

Руководство батальонами было возложено на военкома Данкова Антона Васильевича Корабельникова и второго секретаря райкома Ивана Алексеевича Лобова.

В руководстве отряда занимали разные должности начальник милиции Виктор Алексеевич Николаев, председатель райисполкома Николай Яковлевич Деев, секретарь райкома комсомола Феодосии Николаевич Соколов.

Командиром одной из рот был Борис Николаевич Петров, главбух щебзавода. Обучение по химзащите и ведение документации проводил работник штаба Михаил Иванович Ковешников.

Связной батальона была Антонина Дмитриевна Бурдукина.

Общее руководство возлагалось на первого секретаря райкома Николая Алексеевича Храмова. На него возлагалось и руководство эвакуацией на восток оборудования, имущества, перегон скота.

Эвакуация скота

Войска шли на запад, а навстречу им, также напрямую по полям, проселочным дорогам, на восток гнали скот. Приказ о немедленном перегоне скота колхозам и совхозам Рязанского облисполкома поступил 10 октября 1941 г. сразу для Милославского, Березовского, Воскресенского, Лебедянского, Данковского и других районов. Перегоняли скот и Тульская, Орловская, Воронежская области.

В срочном порядке, укомплектовав наспех сопровождающие группы, в середине дня, И октября, на восток повели отары овец, табуны лошадей, стада крупнорогатого скота. Такого количества перегоняемого скота по фронту в 200 км, видимо, не наблюдалось за всю историю человечества.

Только из 14 сельских Советов Данковского района в один день погнали свои стада на восток 69 колхозов и 3 совхоза. Предвоенные колхозы жили зажиточно, скота было много, особенно лошадей и овец.Узким местом в деле организации перегона скота был мост через Дон. Все улицы Данкова были заполнены скотом, ожидавшим своей очереди прогона через мост. Очередностью прогона скота руководил райком партии совместно с военными. Такое столпотворение продолжалось более двух суток.

Ночлег, как правило, организовывали в поле у стога соломы и какого-нибудь водоема: пруда, речки, колодца. В эту пору на полях стояли скирды необмолоченных снопов, но подгонять скот к скирдам не разрешалось. Обмолот скирдов в войну затягивался на всю зиму, так как его выполняли цепами женщины и старики. Для работы конных молотилок не было лошадей, а трактора были взяты на фронт или эвакуированы в тыл.

Трудными были вопросы кормления скота, его сохранности, все знали, что в конечном пункте придется отчитываться за каждую голову. Конечный пункт был определен в Шацком и Сасовском районах Рязанской области.

Большое количество скота было изъято в ноябре, при переходе через Ряжский район, где формировалась 61-я резервная армия. Не менее трудным был вопрос организации питания и самих сопровождающих. Воинские части брали коней для своих нужд, меняли выбракованных. Для питания солдат брали овец, крупнорогатый скот на мясо, выдавая старшим сопровождающим расписки.

В январе—феврале 1942 г. сопровождающие группы возвратились домой, имея на руках лишь расписки. Небольшое количество скота было сдано на сохранение до весны в колхозах Шацкого района.

Был и падеж скота.

Трудовой фронт

Трудовой фронт был не менее труден, изнурителен, а для многих и трагичен так же, как и боевой фронт. Немецкие самолеты обстреливали и бомбили людей, работающих на строительстве оборонных объектов. На трудовой фронт призывались и 17—18-летние парни, которые по возрасту еще не призваны в армию, и девушки, женщины и мужчины до 60 лет.

В эти тревожные дни все население Данкова участвовало в сооружении оборонительных укреплений. Трудовой фронт проходил буквально у нашего порога. Все улицы Данкова с западной стороны были перегорожены каменными баррикадами высотой 1,5—2 м и такой же ширины. Камень для этих целей брали на щебзаводе.

На улице Карла Маркса стена проходила между магазином и зданием училища механизаторов, в ней был оставлен проезд для одной машины, и он должен был быть закрыт перед приходом немцев. Для этой цели рядом были приготовлены противотанковые ежи.

Один проезд был оставлен на левом берегу Дона, у старого автодорожного моста, единственного тогда в Данкове. По обе стороны этого проезда, по берегу Дона, в четыре ряда были уложены противотанковые ежи. Один из них как экспонат стоит у городского музея. Для закрытия этого проезда рядом находились такие же ежи.В доме Д. В. Бегинина в углу горницы, которая выходила на улицу Чапаева, была сделана амбразура для пулемета. На этом месте сейчас — пятиэтажный дом железнодорожников. Сохранились контуры амбразуры и в стене дома № 34 по улице Пушкина; в западном направлении их было множество.

Весь левый берег Дона в нашем районе, от села Романове до села Бегичево, был изрыт окопами и ходами сообщения глубиной 1,7 м. Против каждого брода в реке Дон, где могли пройти танки, был вырыт противотанковый ров. Противотанковые рвы были вырыты и на других танкоопасных направлениях. Следы многих из них сохранились до сих пор.

На левом берегу Дона сооружалась глубокоэшелонированная оборона на глубину 5—7 км. Сооружались доты (долговременная огневая точка), дзоты (дерево-земляная огневая точка), командные пункты.

Железобетонные огневые точки, отлитые на заводах ЖБИ, привозили по железной дорог. Землянки делались в два-три наката дубов, приносимых солдатами на плечах из ближайших лесов. Большие участки лесов были сведены в Бигильдинском, Перехвалъском, Спешнево-Ивановском и других лесах. Бревна носили на плечах, по 2—4 человека под каждое бревно, ходили строем.

После первого поражения в осенне-зимней кампании 1941—1942 гг. под Москвой, Тулой, Калинином, Ельцом летом 1942 г. враг опять набирает силы и ведет упорные бои. Но главный удар наносит южнее Центрального фронта с целью овладеть Воронежем, Сталинградом, Кавказом, а затем захватить Москву.

Поэтому строительство оборонительных укреплений возобновилось с новой силой, с привлечением воинских частей. Все рабочие щебеночного завода на небольшие сроки призывались на трудовой фронт. Работы производились как на территории Данковского района, так и в других местах. Многие рабочие щебзавода возводили оборонные сооружения под Тулой, Богородицком, Ефремовой, Епифанью, Волово.Летом 1942 г. большие партии рабочих, в основном — молодые женщины и девушки, прибывали на работу из восточных районов Рязанской области, с Шацкого, Касимовского, Сасовского районов, а также Тамбовской области и Мордовской АССР. Расселяли людей по квартирам, по 3—5 человек.

Данков прифронтовой

В напряженные дни ноября — начала декабря 1941 г. немецкие войска ожесточенно рвались вперед с целью окружения Москвы с юга и севера. Южным направлением окружения Москвы являлся участок фронта между Тулой и Ельцом. А это значит, что немецкие войска должны были пройти через города Лебедянь, Данков, Раненбург, Богоявленск, Ряжск, Рязань.

К началу декабря немецкие войска оккупировали города Ефремов, Волово, Богородицк, Серебряные Пруды, Михайлов, Павелец. На восток с целью окружения Москвы двигалась вооруженная до зубов немецкая громада.

Между Ельцом и Тулой, на фронте в 200 км немецкое командование сосредоточило: 11 пехотных, 4 танковых и 3 моторизованных дивизии, 1 пехотную и 1 моторизованную бригады. Противник обладал превосходством в артиллерии и минометах в 1,9 раза, в танках — в 1,3 раза. Наши войска имели превосходство в авиации.

4 декабря 1941 г. враг овладел городом Ельцом. Немецко-фашистское командование пыталось развить наступление на Задонск, Лебедянь, Данков, Лев Толстой, Раненбург, Богоявленск, Ряжск, Рязань, чтобы выйти в тыл армиям Юго-Западного фронта и тем самым спасти от окружения Елецкую и Павелецкую группировки своих войск, а также перерезать железнодорожную магистраль Тамбов—Москва. Московско-Донбасская железная дорога уже была перерезана на участке Кашира—Михайлов—Павелец.

Оккупация Данкова могла произойти 6—10 декабря. Стратегическое значение в ноябре—декабре 1941 г. в проведении Елецко-Ефремовской операции по разгрому немцев Данков приобрел благодаря железнодорожной станции. Она была конечным прифронтовым пунктом, откуда войска дальше шли своим ходом, занимая фронтовые позиции от Чернавы на севере до Телепнево на юге района, порядка 80 км по линии фронта.

На станции работал специальный поезд-баня с большой пропускной способностью, его называли "санпропускником".

Важным объектом стала железнодорожная водокачка. Она снабжала водой паровозы, поезд-баню и удовлетворяла потребность в воде прибывающих воинских частей. Обеспечивала противопожарную безопасность вокзала, нефтебазы, элеватора, жилых зданий. (Она прослужила людям сто шесть лет, в 1996 г. водокачку растащили по кирпичику).

Санитарные поезда вывозили в глубокий тыл тяжелораненых солдат из Данковских госпиталей. Скончавшихся воинов хоронили на Данковском городском кладбище. Их похоронено здесь 70 человек.

Со станции Данков пополняли свои ряды 13-я армия генерала-майора А. М. Городнянского, действовавшая южнее и севернее Ельца, 3-я армия генерала Я. Г. Крейзера, сражавшаяся в районе Ефремова, 10-я армия, действовавшая в районе Богородицка, Епифани (во главе которой стоял генерал-лейтенант Голиков Филипп Иванович).

В ноябре—декабре эшелоны с танками и другой военной техникой, приходившие в Данков, как правило, ночью разгружались в тупике 13-го железнодорожного пути щебеночного завода на специально оборудованную площадку для торцевой разгрузки платформ, затем рассредотач и валисьи маскировались в лесах и населенных пунктах. С наступлением темноты движение войск возобновлялось. Шли они и днем под прикрытием нашей авиации.Три авиационных дивизии Верховного Главнокомандования прикрывали небо между Ельцом и Тулой. Располагались они в Рязани, Ряжске, Мичуринске, Данкове, Липецке. Когда двигались длинные колонны и была большая концентрация войск, высшее командование корректировало их продвижение на вездесущих самолетах У-2.

Пехотные части разгружались и на станции Лев Толстой, шли напрямую по полям в направлении Полибино, Чернавы через Ягодное и Воейково, или Ягодное, Новую Деревню, Никольское, Долгое.

Был такой случай. Шла рота солдат и четыре подводы саней с Новой Деревни в направлении села Никольского. У колхозной риги цепами шел обмолот снопов ржи. Солдаты остановились передохнуть. Быстро напоили коней, набрали воды во фляжки, напились сами и снова в путь. До села Долгое взяли у нас проводника. Все солдаты были одеты в новенькие белые полушубки, валенки, шапки-ушанки. Это были солдаты 61-й резервной армии генерала М. М. Попова. Дошли до окраины села, послышалась стрельба. Солдаты залегли, дали ответный огонь. После некоторого времени выяснили, что у скирда на привале находилась наша рота, но другой части. Проводник вернулся и сообщил, что жертв нет. Такие случаи бывали часто.Как правило, ночью ходили небольшие разведгруппы, добывая сведения о наличии войск. Чувствовалась близость фронта. 25 ноября, в 3 часа ночи, немецкая разведка численностью 20 человек пришла в Никольское со стороны села Долгое. Была замечена. Взорвав за собой Стрекаловский мост через Дон, ушла в сторону села Воейково. Воинская часть, временно расквартированная в Никольском, была поднята по тревоге для организации преследования. Солдаты на прежние квартиры не вернулись, ушли на фронт. Обстановка накалялась.

Елецко-Ефремовская операция

Ноябрь—декабрь 1941 г. были самыми напряженными в жизни советского народа, а для Данковского района была прямая угроза немецкой оккупации. Ожесточенные бои за Москву не принесли гитлеровцам успеха. План по молниеносному захвату Москвы провалился. Гитлер готовит новый генеральный план по окружению Москвы с севера и юга.

Прежде чем начать разгром немцев под Москвой, командование разгадало замыслы врага и решило нанести удары на южном фланге в районе Ельца и на северном — в районе г. Калинина.

В сложных условиях готовились к контрнаступлению войска правого крыла Юго-Западного фронта, в полосе которого враг еще продолжал наступление.Чтобы сорвать дальнейшее продвижение 2-й немецкой танковой армии Гудериана и ликвидировать угрозу окружения частей 13-й армии, для конкретных решений по выполнению операции в Данков прибыл командующий Юго-Западным фронтом маршал Советского Союза Тимошенко Семен Константинович. Жил он на квартире в доме № 8 по улице Пушкина (семья Стрельниковых), а его штаб размещался в доме № 3 по улице Семеновского.

Разрабатывая Елецко-Ефремовскую операцию, командующий Юго-Западным фронтом решил (решение, возможно, принималось в Данкове) сформировать из частей 13-й армии ударную группу в составе кавалерийской дивизии, стрелковой и танковой бригад. Эта ударная группа была сформирована северо-восточнее Ельца, в Краснинском и Лебедянском районах, а также южнее Ельца — в Тербунском районе.5 декабря 13-я армия начала отвлекающий удар на Елец, чтобы сковать немецкие войска. А 7 декабря была введена в действие ударная группа. Ею непосредственно руководил командующий 13-й армией генерал А. М. Городнянский. 10—11 декабря эта ударная группа глубоко охватила две немецкие армии.Группа генерала Ф. Я. Костенко перехватила железную дорогу Елец—Орел, тем самым перерезав пути отступления Елецкой группировки противника. Отходя на запад и северо-запад, теряя управление войсками, бросая свою боевую технику, 34-й армейский корпус противника попал под удар 5-го кавалерийского корпуса генерала В. Д. Крюченкина.После уничтожения немецкой группировки в районе Ельца, 9 декабря, советские войска полностью очистили г. Елец от немецких захватчиков. Дальше было необходимо развить удар в северо-западном направлении, т. е. освободить г. Ефремов.

Наша 3-я армия генерала Я. Г. Крейзера, находившаяся в районе населенных пунктов Телепнево, Воскресенское, Плахово, Авдулово, 11 декабря перешла в наступление в районе г, Ефремова, окружила 293-й пехотный полк немецкой дивизии, разгромила его, и в тот же день город Ефремов был освобожден.

10-я армия под командованием генерала-лейтенанта Голикова освободила 7 декабря города Серебряные Пруды, Михайлов, Павелец. 2-я немецкая армия оказалась в "мешке". Немецкое командование, боясь полного окружения, поспешило отдать приказ об отходе. Танковые армии Гудериана покатились на запад, бросая боевую технику и снаряжение.

Для развития удара в районе Ефремова Ставка Верховного Главнокомандования с б декабря перебрасывает через станцию Данков 61-ю резервную армию, сформированную для этих целей в районе Ряжска—Раненбурга—Мичуринска. Формирование армии началось в цервой половине ноября, а 16 декабря 61-я армия была введена в сражение между 10-й и 3-й армиями, что способствовало успешному наступлению наших войск на Горбачево, Плавск, Чернь, Мценск и далее — на Сухиничи. Командовал 61-й армией генерал М. М, Попов.

Разгрому немецких войск под Ельцом и Ефремовом во многом способствовала наша авиация. В ноябре—декабре 1941 г. почти каждый вечер с мичуринского, ряжского аэродромов летали тяжелые четырехмоторные бомбардировщики. Они летали на низкой высоте, большими группами по 20—25 штук. Оглушительный рев самолетов наводил большой страх на население. Сбросив бомбовый груз на позиции немцев в районе г. Ефремова, они возвращались обратно, часто отстреливаясь от преследовавших их немецких самолетов. На обратном пути иногда недосчитывались нескольких бомбардировщиков.Не давал покоя немцам и Данковский аэродром. На нем располагались пикирующие бомбардировщики ПЕ-2, ТУ-2, истребители. Они сопровождали, охраняя от немецких самолетов, нашу тяжелую бомбардировочную авиацию.Александр Борисович Логинов, живший в то время в с. Сторожевом, no-соседству с аэродромом, рассказывал: "Рядом с нашими огородами было сооружено много капониров для укрытия самолетов, была забетонирована взлетная полоса. Самолеты днем и ночью вылетали на боевые задания. Часто бои завязывались в данковском небе. В одном из таких воздушных боев был сбит немецкий самолет. Оставляя длинный шлейф дыма, он ушел в сторону Аниного дога и разбился. Другой самолет был сбит зенитной установкой, которая стояла у 1-й средней школы. Самолет успел сбросить бомбу на здание сторожевской школы, но, к счастью, бомба в цель не попала. По дороге на с. Баловнево и с. Перехваль со станции Данков мимо наших домов осенью 1941 г. шли длинными вереницами танки, трактора ЧТЗ, ХТЗ с тяжелыми орудиями большого калибра. Пушки, которые были поменьше, везли лошади по 2—3 пары на каждую".

В октябре 1941 г., днем, со стороны с. Яхонтово появился немецкий самолет "Юнкерс-88". Зенитные установки, охранявшие железнодорожный мост, подбили его, и самолет рухнул на грунтовые отвалы щебзавода, недалеко от того места, где сейчас стоит 5-я школа. Самолет взорвался, разбросав тела летчиков. Прибыли военные, собрали части разорванных тел и закопали. Обломки самолета были погружены на платформу и отправлены. Очевидцами этого случая были молодые рабочие щебзавода В. А. Рассолов и И. А. Студеникин. Оба — ветераны войны и труда. Налеты на Данков продолжались. Из восьми бомб, сброшенных на завод "Расткаучук", одна попала в здание котельной и разрушила ее. Свидетелем этого эпизода был Бабкин Анатолий Григорьевич, 1926 года рождения. Рядом с заводом располагались земли колхоза "Осоавиахим", колхозники вели обмолот ржи. "Мы наблюдали, —- рассказывал Анатолий Григорьевич, — как немецкий самолет, сбросив бомбу на территории завода и убедившись, что цель не поражена, шел на вторичный заход. Скирд стоял в километре восточнее завода. Пролетая мимо скирда, он обстреливал нас из пулемета. Мы прятались за скирд. Самолет разворачивался, а мы перебегали на вторую сторону скирда. Пули рикошетом отскакивали от мерзлой земли. После нескольких заходов бомба попала в цель, самолет ушел восвояси. Никто из нас не пострадал".

Зенитными установками на станции Политово был сбит немецкий самолет, бомбивший станцию. Одна из бомб взорвалась рядом с водонапорной башней, причинив ей незначительные повреждения.Подвергалась бомбежкам нефтебаза Бигильдинской МТС, но безуспешно, ни одна бомба не попала в цель.Задерживаться в нашем небе немецким самолетам было не безопасно. Это описаны те немногочисленные случаи, когда самолеты прорывались, и тут же за ними следовала погоня, которая часто оканчивалась их уничтожением.

Многие летчики нашего аэродрома за проявленный героизм получали ордена и медали.В результате разгрома елецкой группировки врага советские войска получили возможность наступать на Орел.Успешное завершение Елецко-Ефремовской операции по разгрому немцев отвело угрозу захвата нашего района немецкими оккупантами. А угроза была очень велика. Таких потрясений население Данкова не переносило со времен нашествия татаро-монгольского ига.

Оккупирование немцами было не менее жестоко. Ведь только за пять дней в оккупированном Ельце, с 4 по 9 декабря, немцы расстреляли 77 человек — пленных и жителей города, тысячи парней и девушек были угнаны в товарных вагонах в Германию, где ждала их каторожная работа и затем - физическое уничтожение в печах крематория.

Слухи о зверствах немцев подтверждались очевидцами, солдатами, сообщениями "из газет. Население закапывало в землю сундуки с зерном, одеждой, соленым салом и другими припасами. Молодые парни и девушки уезжали к родственникам и знакомым в глубь страны, уходили добровольно на фронт.Черная осень 1941 г. в истории Данкова благополучно миновала. Контрнаступление Калининского фронта, начатое 5 декабря, также увенчалось успехом. К 16 декабря были освобождены города Калинин, Клин, Солнечногорск, Крюково.

Советское информбюро 13 декабрясообщило всему миру о провале немецкого плана окружения Москвы и первых успешных результатах контрнаступления. Поражение немецко-фашистских группировок, охвативших Москву с севера и юга, их отступление, вызвали замешательство в немецкой ставке и приступ истерии у Гитлера.

Угроза оккупации в 1942 году сохраняется

Разгром немецких войск под Москвой и успешное завершение Елецкой и Калининской операций в период с 5 декабря 1941 года по 20 апреля 1942 г. развеяли миф о непобедимости немецкой армии. Советская Армия отбросила врага на различных участках фронта на 150—400 км. Гитлер вынужден был перебрасывать сюда с запада новые дивизии.

Советские войска вновь оказались на пороге суровых испытаний. Летом 1942 г. разгорелись ожесточенные бои в районе Орла, Воронежа, Белгорода, Харькова. В этих кровопролитных боях погибло много храбрых солдат и офицеров. Погибают и освободители наших мест — генералы Костенко Ф. Я. и Городнянский А. М. Большие потери летом 1942 г. понесла 61-я армия в районе Брянска.

Снова возобновились работы по сооружению оборонительных укреплений. Их выполняли воинские части, расквартированные в селах. К работам привлекалось и местное население.

И только разгром немецких войск в январе 1943 г. под Сталинградом и летом на Курской дуге окончательно сняли угрозу оккупации территории нашего района.

Отпала необходимость в содержании формирований ополченцев, часть их была призвана в армию, а оставшиеся по брони выполняли прежнюю работу. Не поучаствовав в боях, батальоны были расформированы. В 1943 г. склады были вывезены, ямы зарыты. Штаб Данковского укрепрайона ушел на запад.

Календарь
«  Март 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 107

Мини-чат

Друзья сайта




Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz